logo4site 0

vk  fb fb  Rutube
      
Решаем вместе
Хочется, чтобы библиотека стала лучше? Сообщите, какие нужны изменения и получите ответ о решении

«Профессия дальнего действия». Выпуск 11

4

Педагогическое наследие осетинских и таджикских просветителей.


Осетины. Аксо Колиев

1 «Чтобы правильно воспитать новое поколение, для этого требуется образованная и передовая семья, а для создания такой семьи нужна, прежде всего, образованная и передовая женщина».

Аксо Бесаевич  Колиев – православный священник, известный просветитель, общественный деятель, один из основоположников осетинской поэзии, переводчик, зачинатель женского образования в Осетии. Об этом человека можно писать, начиная со слова «Первый»:

  • Колиев был первым осетином, окончившим Тифлисскую духовную семинарию, которая считалась самым престижным духовным высшим учебным заведением на Кавказе.
  • А. Колиев был первым зачинателем женского образования в Осетии.
  • Его стихотворения стали первыми поэтическими строчками на осетинском языке, положив начало осетинской поэзии.
  • Аксо Колиев стал первым православным осетинским священником в новое время.

Он был рукоположен 20 июля 1845 года и направлен на служение в Осетинскую церковь. Помимо религиозных вопросов Колиева волновала проблема народного образования. Свободно владея русским и осетинским языками, получив неплохое обучение, он хотел того же для всех осетинских детей.

Образование в сельских школах на тот момент было не лучшим, и молодой священник решил это исправить. Он редактировал переводы духовных книг и сам переводил на осетинский язык церковные книги. Они и стали основой учебного материала в сельских школах. Им переведены последования Св. Крещения, венчания, погребения мирских человек, причащения больных, Литургия Иоанна Златоуста и другие труды.

Высоко оценивая переводческую деятельность. А. Колиева, Х. Цомаев в своей неопубликованной рукописи «Краткие биографические сведения о переводчиках и издателях священно-церковно-богослужебных книг на осетинском языке и библиографические заметки о их трудах» писал: «Все переводы Колиева правильны и точны, смысл подлинников удержан, язык переводов чистый и знание языка совершенно».

Нельзя обойти стороной и то исключительное значение, которое придавал А. Колиев развитию национального самосознания учащихся, что было возможно лишь через изучение осетинского языка. Он проявлял максимум усилий для привития детям любви к родному языку, к лучшим национальным обычаям и традициям.

Подвижнической деятельности А. Колиева высокую оценку дали выдающиеся представители осетинской культуры.  Сека Гадиев выразил это в следующих словах: «Аксо хорошо знал и отлично понимал свой народ. Днём и ночью не знал покоя и отдыха. Как птица – великая труженица, облетел Осетию вдоль и поперёк, побывал многократно во всех ближних и дальних районах, чтобы объединить народ во имя добра, справедливости и лучшего светлого будущего».

В 1847 году во Владикавказе побывал великий русский хирург профессор Санкт – Петербургской медика – хирургической академии Николай Иванович Пирогов. Комендант крепости генерал – лейтенант Нестеров, хорошо зная о живом интересе Пирогова к жизни и быту кавказских народов, собрал у себя небольшое, но весьма интересное общество. Среди гостей были генерал – майор Асланбек Туганов и его младший брат Аслангирей (родные дяди выдающегося осетинского художника Махарбека Туганова), молодой настоятель Осетинской церкви Аксо Колиев, и его сподвижники Даниил Чонкадзе и Василий Цораев. Интересен факт, что 500 рублей, полученные им за операцию племянницы Тугановых, великий хирург распорядился передать А. Колиеву «на нужды народного образования». 

Внимание со стороны великого хирурга и покровительство его немало способствовало успехам Аксо Колиева в его просветительской деятельности.

М. Домба в своей исторической повести «Н.И. Пирогов во Владикавказе» описывает диалог между великим русским хирургом Н. Пироговым и комендантом Владикавказской крепости генерал-майором П.П. Нестеровым о протоиерее Алексее Колиеве:

- «А что, благочинный со всеми алдарами так себя независимо держит?»

- «Да, он знает себе цену, хоть и молод еще и у духовного начальства пока на хорошем счету. Осетин, и к интересам туземного населения столь рачителен, что и любому другому священнику в пример поставить можно».

- «А как народ к нему?».

- «Обожают, и не только православные, но и мусульмане из простых души в нем не чают, наш, мол, Аксо нам ближе отца родного. Не греша против истины, сказать можно, побольше бы таких пастырей, как Колиев, и дело просвещения начального не только среди осетин, но и в нашей деревне русской куда как улучшилось бы».

Как я уже писала выше, А. Колиев является основателем женского образования в Осетии. 10 мая 1862 года он открыл в собственном доме школу для девочек - осетинок, в которой изначально училось 10 человек. Для горянок в 19 веке образование было чем-то запредельным, в учебных заведениях учились лишь мальчики. Колиев изменил и это, совершив практически революцию в национальном образовании. «Образованная мать – это образованные дети, а образованные дети – это образованное общество», – считал он.

При нем первые девочки-осетинки стали ученицами и пошли в начальную школу, которую Аксо Бесаевич открыл у себя дома и содержал на собственные средства. Помимо богословия ученицы изучали естественные и гуманитарные науки. Расходы по содержанию осетинской женской школы о. Алексий взял на себя. Через несколько лет школа была преобразована во Владикавказское трехклассное училище с пансионом, и названа Ольгинской, в честь супруги наместника Кавказа Великой княгини Ольги Федоровны.

С необыкновенным упорством в течение 4-х лет Колиев  самостоятельно вёл основанную им школу, сам преподавал ученицам все предметы,  приобретал учебные пособия, сам набирал учениц. Но, для нормального функционирования класса с 20-25 учащимися необходимо было взять хотя бы двух учителей: одного по изучению родного языка, Закона Божьего и других предметов, а второго – по обучению девочек рукоделию. Учитывая материальные затруднения А. Колиева, «Общество восстановления христианства на Кавказе » с пониманием отнеслось к его просьбе и сочло возможным ежегодно выделять по 300 рублей для покрытия расходов на жалование учителям и приобретения необходимых материалов для занятия рукоделием. Остальные заботы (ремонт, наём прислуги, снабжение необходимыми принадлежностями)  школа брала на себя.

До нас дошли имена тех, кого Колиев рекомендовал принять в школу в качестве учителей: Александра Цаликова, завершившего обучение в Тифлисской духовной семинарии, и Александру Габисову, славившуюся своим мастерством по рукоделию.

4 ноября 1862 г. А. Колиев в рапорте в Комитет «Общества восстановления православного христианства на Кавказе» писал: «Кратковременный опыт убедил меня, что учреждение школы для девиц есть не плод фантазии, но вещь удобо выполнимая, и может иметь важное значение в деле общественного образования осетин».

В 1866 году после скоропостижной смерти А. Колиева шефство над его школой взяло на себя « Общество восстановления христианства на Кавказе». С переходом школы в ведение «Общества» учебный процесс в осетинской женской школе оживился. Благодаря этой школе женщины в Осетии получали доступ к образованию значительно раньше, чем в остальных районах Северного Кавказа и Российской империи в целом.

«Во всё время существования, - писал К. Хетагуров, - школа пользовалась  необыкновенной любовью и доверием осетин. Она не могла вмещать всех желающих учиться в ней. Безусловно, она была лучшим учреждением просветительной деятельности «Общества восстановления православного христианства на Кавказе», она насаждала в отдалённых уголках горной Осетии неувядаемые зародыши просвещения; она давала неувядаемых тружеников для сельских школ… Школа эта становилась насущной потребностью для всего народа».

За 56 лет своего существования  школа оказала огромное влияние на приобщение осетинок к благам культуры и просвещения. Из стен школы вышло более 500 выпускниц. Культурное воздействие их на осетинское общество было весьма велико, т.к. они в подавляющем большинстве предпочитали труд учительницы в функционировавших к тому времени школах, насаждали, по словам К. Хетагурова, «в отдельных уголках Осетии неувядаемые зародыши просвещения».

В научной статье  Кокаевой Л.Х., кандидата педагогических наук, доцента кафедры русской и осетинской филологии ГБОУ ВПО «Северо-Осетинского государственного педагогического института» «Просветитель Аксо Колиев: взгляд из XXI-века» дана оценка педагогического наследия Колиева: «Сегодня вряд ли можно удивить открытием какого-либо частного заведения, в том числе и школы. Но поступок А. Колиева для своего времени был смелым, поистине самоотверженным, подвижническим. Без сомнения, этот поступок Аксо Колиева можно назвать подвигом. Не зря пословица гласит: «Подвиг делает тот, кто вперёд идет».

Просвещение женщин как один из важнейших составляющих в
развитии осетинской культуры в широком смысле волновал впоследствии и
других наших соотечественников. Осетинская интеллигенция в этом видела
«залог прогрессивного развития всего народа, успешность его интеграции в
российское культурное пространство».

Многогранная фигура Аксо Колиева была бы представлена не полностью без его литературно – поэтического творчества. В этих стихах Колиев использовал формы народных песен и сказаний, их ритмику. Содержание стихов было основано на легендах религиозного характера. Сегодня располагаем только тремя произведениями,  по которым можем судить о нём, как о поэте. Первым в печати появилось стихотворение

«Чырыстийы рухс райгасдзинад»  -  «Светлое Христово воскресение». Следующее стихотворение

«Мады Майрæмы кады зарæг» - « Хвалебная песнь о Матери Марии».

Третье стихотворение « Мах фыд» - « Отче наш» (осталось в рукописи и хранится в архиве СОНИИ).

По общему признанию писателей и литературоведов, начиная с Сека Гадиева и кончая Нафи Джусойты, язык стихотворений Колиева  - главная их ценность; он понятен и привлекателен, очень близок к современному осетинскому языку. Что касается ритма стихотворений, то он очень близок к ритму народной поэзии. Стих музыкальный, звучный, легко выпевается.

Первый Президент Южной Осетии, историк Людвиг Алексеевич Чибиров дал точную оценку многогранной деятельности Аксо Колиева:

«Без преувеличения его можно назвать первопроходцем среди осетин и на ниве религиозно-нравственного воспитания масс, и в просветительской деятельности. В лице Аксо Колиева на общественно-политическую арену в середине XIX века выступил человек, который повел народ за собой к просвещению и духовному возрождению».


Чеченцы. Ахмат Гехаевич Мациев

2

«Знатоки «светских наук» должны побуждать людей к овладению знаниями, чтобы науки и знания вечно развивались на земле. То, что каждый человек может участвовать в постижении вечного знания, делает вечной и его душу, причем вечной именно здесь, в этом мире. Как раз в этом заключается «высшее счастье».

Статус межнациональной библиотеки обязывает заниматься изучением истории и культуры народов России. Культурные традиции таджикского народа являются одними из древнейших в мире. Невероятного уважения заслуживает тот факт, что книга имела особую ценность в каждом доме этого народа. Народ хранил редчайшие книги в своих домах как святыню, соблюдая эту традицию и поныне. Несмотря на низкий уровень грамотности населения, каждая семья хранила в доме книгу. О том, что книги и владение книгами считалось богатством и наличием определённого статуса свидетельствуют факты, приведённые со слов таджикского писателя Абдулхамида Самадова: «В Бадахшане в прежние годы существовала хорошая традиция. Когда сватали молодую девушку, у близких жениха спрашивали: жених принадлежит к кругу почитателей книг или нет? То есть не только жених, но его родители и близкие имели какую-то связь с книгами или нет? Если такая связь имела место быть, это значило, что семья принадлежит к хорошему роду, и они являются просвещёнными людьми. В действительности, в этом краю всё имело свою цену и значимость, кроме книги, которая была бесценна. Могло быть так, что в семье не было ни одного грамотного человека, но зато была книга. Люди меняли коня со всей сбруей на пшеницу, домашнюю утварь, но книгу дарили только самому близкому человеку или давали её на время».

Конечно, у такого народа не могли не рождаться великие педагоги и просветители - такие как Ахмад Дониш. Ахмад (писал под псевдонимом Дониш, что означает «знание»; народ дал ему прозвище «Головастный» – не только в физическом, но и в духовном смысле. А за широкие познания в естественных и точных науках прибавили к его псевдониму еще прозвище Мухандис (Инженер). Дониш и в самом деле был наиболее выдающейся головой «Священной Бухары» конца девятнадцатого столетия. А таким блестящим учёным, просветителем и философом Центральной Азии XIX века, оказавшим огромное влияние на развитие общественно-политической мысли региона.

Ахмад Дониш родился и вырос в городе Бухаре, являющейся более тысячи лет колыбелью науки и культуры таджикского народа. Он никогда не был в изоляции от народа. Он всегда был ближе к народу, хорошо ощущал его страдания. Он как самый образованный человек своего времени, всегда думал о народе, был в поисках пути избавления своего народа от нищеты и произвола эксплуататоров.

Позиция Ахмада Дониша, как просветителя окрепла в тот период, когда он работал в эмирском дворце и своими глазами видел как разврат эмирских чиновников, так и бесправность и беззащитность своего народа. В произведении Ахмада Дониша «Наводир-ул-ваќоеъ» («Редкостные события») для побуждения определенной части бухарской молодѐжи, отмечает, что в нем наряду с занимательными рассказами, Ахмад Дониш (воспоминания С. Айни, таджикского и узбекского писателя) «описывает отрицательные явления повседневной жизни, которые мы и сами наблюдали ежедневно». В этом произведении Ахмад Дониш в главах «О праве детей по отношению к родителям», «В назидание своим детям», «О правилах супружеской жизни», остро и правдиво разоблачает государственную систему образования, юриспруденцию, экономику. Просветительство Ахмада Дониша уже в конце XIX, особенно в начале XX веков охватило не только передовую часть бухарской интеллигенции, но и учащуюся молодежь, и торговые круги Бухары. С. Айни считал Ахмада Дониша «сверкающей звездой в темном небе Бухары».

Ахмади Дониш, весьма негативно оценивая знания и деятельность мударрисов (преподавателей) и учебные программы медресе, считал, что настала пора обновить образовательные программы медресе и включить в них наравне с религиозными предметами и светские дисциплины, убрать из программ старые предметы, которые не могут принести никакой пользы обществу. «Своим детским умом, — писал позднее Дониш, — я чувствовал, что это бесполезная трата труда. Я видел, что чтец корана способен лишь обучать детей... Я думал: «Зачем меня вынуждают заниматься этим? Ведь конечный результат — только шум детей и обязанность колотить их. Иной пользы от заучивания корана я не видел, и никто другой не говорил мне о ней». Такая позиция во многом сформировалась под впечатлением от увиденного в России, где Ахмад Дониш побывал трижды (в 1856-1857, 1868-1869 и 1873 гг.).

Ахмад Дониш горячо верил в силу науки и человеческого знания. Ему принадлежит смелая мысль о проведении Аму-Дарьинского канала и об освоении подземных богатств Памира («Рассказ о хаджи и о пользе путешествий», «Трактат об устройстве государства и взаимоотношениях людей).

Прогрессивные идеи Ахмада Дониша затрагивают вопросы воспитания подрастающего поколения. В трактате Ахмади Дониша «Редкостные события»  («Наводир-ул-вакое») автор пишет о том, что молодому человеку нужно быть готовым к самостоятельной жизни. Молодые люди должны овладеть знанием и ремеслом, по своему желанию выбрать тот или иной вид деятельности. Говоря современным языком, уже в то время он уделял большое значение самоопределению воспитанников, значению выбора профессии (ремесла).

В работе «Назидании детям о пользе ремесел и занятий» (часть  «Наводир-ул-вакое»), написанном  Донишом в пятидесятилетнем возрасте, он попытался понять «психокультурную подоплёку недоброжелательного отношения человеческого общества богоданному таланту». Дониш сформулировал следующие моральные наставления, которые не потеряли своего значения и поныне:

  • «Пусть над вами не возобладает животное чувство…, пусть ваши помысли не будут ограничены одной целью – раздобыть хлеб каким бы то ни было путем, или низко кланяться мерзавцам и негодяям… Вы должный искать такого достатка чтобы не нуждаться ни в чьей помощи и не зависеть от чьего бы то ни было благодеяния».
  • «Не превращайте науку в средство наживы… Благородные знания не должны быть источником грязных доходов».
  • «Пусть вашей целью в овладении науками будет желание удовлетворить потребности общества…  Если же вы овладеете знаниями ради собственных благ и достигнете сана Верховного казия или Шейх-ул-ислама, то для Аллаха истопник будет ценнее вас…».
  • «Не взирайте с завистью на роскошные одеяния, на коней и слуг знати, ибо все это презренноЯ видел людей, которые радовались и гордились занимаемыми ими должностями, Мне было жаль их, так как я одновременно предвидел их отстранение и суетную беготню в попытках обрести благосклонность эмира».
  • Прежде, чем заняться каким-либо ремеслом, основательно изучите его, чтобы выбор ваш был по собственной воле. И тогда вы не будете никого винить в добре или зле, которые может принести это ремесло…
  • Если же вы хотите, чтобы люди служили вам, а не вы им, то выберите благородные ремесла и искусства, редкие науки, которые питают дух и разум. Если вы овладеете ими, то хорошо. В противном же случае вы сможете довольствоваться тем малым, что у вас будет. Так живут представители всех ремесел, так как они зарабатывают на хлеб, например, сапожники, мастера по парче и вышиванию золотом. Все они — поденщики, различающиеся между собой только одеждой.
  • Все ремесла возникают в результате общения с людьми, а по мере общения в человеке пробуждается любовь к этим ремеслам.
  • Бери пример с добрых деяний других людей, пока не настанет очередь брать пример с тебя.

Интересны рассуждения Дониша  о сочинении стихов: «…способность сочинять стихи — похвальное качество и благородное искусство, если в этих стихах содержатся... добрые мысли и назидания». Дониш считал, что поэзия представляет собой «зеркало, где, так или иначе, отражаются нравственные качества самого субъекта творчества». Дониш предупреждает тех кто, решил посвятить себя этой творческой профессии: «Чистота жемчужины – это украшение великодушной натуры, оно из-за бушующих волн нужды никогда не роняло честь мудрости под ноги восхваления низким людям».

Его ценные назидания имеют большое значение для воспитания молодежи. Он утверждал, что «…воспитание детей лежит на обязанностях родителей. Сначала следует воспитывать словом и примером и уж потом — принуждением и запрещением. Поэтому, прежде всего я скажу вам то, что надлежит сказать, препоручу вас творцу и укажу вам похвальный образ жизни, придерживаясь которого вы будете благоденствовать в том и этом мире. Если Предвечный Владыка будет благосклонен к вам, то вы сможете вести такой образ жизни, а если нет — воля ваша».

Дониш отмечает, что знание – это огромный труд, имеющий общественную значимость, где на первом месте должны стоять интересы общества. В обращении к своим детям он говорит: «Не будьте нерадивы в изучении наук и знаний, которые необходимы людям, защищайте интересы общества и семьи».

Раскрывая педагогические воззрения Ахмада Дониша, необходимо сказать о его взглядах на «русскую жизнь». Он говорил: «Хотя по национальности и религии русские отличаются от нас, но в дружбе, искренности они выше нас». Как я уже отметила выше, Дониш три раза был в России с дипломатической миссией. Его впечатления вошли в сборник «Путешествия из Бухары в Петербург». По утверждению учёных, Ахмад Дониш призывает своих земляков к изучению русского языка, считая его необходимым для непосредственной связи с русским народом и приобщения к передовой русской культуре. Его поездки заложили первый камень дружбы Таджикистана и России.

Ахмад Дониш, высоко оценивая знание русского языка таджиками, отмечал: «Знание русского языка является важнейшим средством приобщения народов Средней Азии к европейской культуре».

По утверждению исследователей, «В истории литературы не найти столь подробного описания Москвы-реки, Невы, царских дворцов, как у Дониша. О Москве писатель восторженно говорит: «Этот город подобен саду изумительной красоты».

Среди стихов Дониша выделяется великолепный поэтический гимн Петербургу:

Роскошный Фитирбург твоей столицей стал.

Не «Сад Ирема», — он теперь предмет похвал.

Он, словно свод небес, упавший к нам сюда, —

Куда ни бросишь взор, везде блестит звезда.

Красавиц не сочтешь, что пребывают в нем,

От изобилья их не видно солнца днем.

В нем блещут фонари, с луною власть деля.

Земля, как небо, в нем, а небо, как земля…

Многогранная одаренность восточного дипломата, была по достоинству отмечена самим российским Императором, который сочтёт необходимым преподнести Ахмаду Донишу кольцо с внушительным бриллиантом. Позже, руководитель делегации отберёт этот перстень у законного владельца, мотивировав это тем, дескать, что оно предназначалось лично для самого эмира.

Начатое Ахмадом Донишом ученые и философы назвали просветительством. Таджикский ученый, философ Акбар Турсон в статье «Штрихи к культурологическому портрету Ахмада Дониша пишет: «Повернуть взор мусульманина, изначально устремленного в прошлое, в сторону будущего – так можно сформулировать принципиальную историко-философскую задачу, вставшую во весь свой высокий рост пред Ахмадом Донишем… Эта воистину эпохальная задача озарена изнутри ярким светом высокого гуманизма, ибо забота о будущем – благороднейший по своей нравственной сути фактор исторического выживания любого социума».

Ахмад Дониш устремлен в будущее» «...Лестница науки бесконечна, ибо невозможно, чтобы точно совпали две мысли, даже если одна из них не противоречит другой».

mkrf2

mkso